Свежие комментарии

  • Людмила Анисина
    Браво.в яблочко ваш вопрос. Уже так замусолили тему.что мол зарубежные лучше одеваются. И там.и там есть разница по с...8 спорных летних ...
  • Нина Полещикова
    А почему нужно скрывать принадлежность к своей стране, принадлежность к РОССИИ, ткани не блестящие а с сатиновым пле...8 спорных летних ...
  • Наталья *****
    2. Я всегда узнаю своих за рубежом только по одному признаку - на наших людей смотреть приятно.8 спорных летних ...

От первого лица: трансплантация органов. История врача

От первого лица: трансплантация органов. История врача

trans

Врач-хирург Александр Резник из Санкт-Петербурга рассказывает о том, откуда вообще взялась трансплантология, как в 21 веке делают операции в России и за рубежом, что было в прошлом и ждет нас с вами в будущем. Которое, как оказалось, не за горами. Публикуем без купюр и правок. Часть первая, экскурс в историю. 

Древность и средние века

Сама по себе идея менять поврежденные человеческие ткани на здоровые возникла еще в древности. Первое документальное свидетельство относят примерно к 1000 г. до н.э., когда индийский хирург Самхита описал технику пересадки кожного лоскута для лечения травм носа. Но отсутствие научных знаний и вера в магическую природу жизни оставили идею без воплощения. Все попытки пересадить кожу (в те времена речь шла только о ней) сводились к попыткам прилепить кусочек и посмотреть, что будет. А ничего не будет, конечно же.

 

gaspar
ФОТО: transmog.net

Гаспар Тальякоцци родился в марте 1545 года, в Болонье, Италия, и начал свои медицинские исследования в возрасте 20 лет. Тальякоцци уточнил работы сицилийского хирурга Густаво Бранка и его сына Антонио из Катании, плюс разработал ‘итальянскую методику’ реконструкции носа. Его главная работа, ‘De Curtorum Chirurgia per Insitionem’ (‘Хирургия недостатков при помощи имплантации’).

С наступлением эпохи Возрождения древние страхи, замешанные на общем невежестве и вере в алхимию, начали исчезать, постепенно уступая место набирающему силу Научному Мышлению. И практика получения и применения новых знаний не заставила себя долго ждать. Гаспар Тальякоцци, например, был хирургом из Италии. Во второй половине XVI века он занимался пластической хирургией, ну, насколько это было возможно тогда, то есть почти никак. По сути, он создавал ее. Вот однажды он и обратил внимание, что замена поврежденной кожи неповрежденной, но лишенной питания (кровоснабжения), приводит к провалу всей затеи. Несложное, но значимое наблюдение.

Тем не менее, спустя 100 лет, оно было полностью упущено Джоном Хантером, который занимался своими экспериментами в области хирургии и трансплантации и потом стал известным в Лондоне стоматологом. Он был уверен, что ткани не приживаются из-за утраты “Жизненного Принципа” (в оригинале “Life Principle”) и подвел под это дело целое учение, в рамках которого и исследовал регенерацию и пересадку тканей: пересаживал куда-то кусочки яичников и яичек и смотрел, что из этого получится.

Вывод был такой: если ткань не пересадить сразу же после получения, то она не приживется. Вот эти догадки и легли в основу концепции о жизнеспособности органов, которая спустя некоторое время получила бурное развитие, но на тот момент она назвалась “Жизненный Принцип” и все.

Были, конечно, и другие известные ученые в этой области, но я остановлюсь на этих примерах. К концу XVIII века знаний накопилось достаточно для того, чтобы “Лондонское королевское общество по развитию знаний о природе” выпустило постановление о том, что регенерация тканей и их пересадка возможны. При определенных условиях.

XIX век и немного XX века

В 1812 году врач и физиолог Жульен Жан Сезар Ле Галуа писал в отчете для Императорского университета о своих идеях:

“Оживление органов и даже целого трупа будет вполне возможно, если когда-либо удастся создать условия для искусственного кровообращения с натуральной кровью или какой-либо иной питательной жидкостью, могущей заменить кровь”.

То есть идея Ле Галуа была в том, что можно сохранить “Жизненный Принцип”, искусственно поддерживая циркуляцию (кровообращение) в ткани. Сам он так и не занялся изучением искусственного кровообращения (тогда и термина такого не существовало) отдельных органов, так как современное ему состояние техники не давало даже минимальных условий для этого, но его видение стало фундаментом работы многих ученых в 20 веке.

Важнейшее для развития трансплантации открытие было сделано, когда додумались посмотреть в оптический микроскоп. Стало очевидно, что приживление ткани происходит за счет прорастания новых сосудов, а не как следствие чудесного слипания тканей. Теория Хантера потеряла актуальность, и все бросились делать устройства для поддержания циркуляции в органах.

Почему делать устройства? Потому что пересадить тогда ничего не могли – техники не знали, не придумали ее еще. Но наука шла вперед и до первой пересадки оставалось совсем немного времени. Так вот сначала все занялись изучением свойств отдельных органов — присоединяли их к разным агрегатам и смотрели, что будет если пустить такой вот раствор через них, а что если вот такой. Говоря современным языком — проводили перфузию изолированных органов в различных режимах.

Первые попытки перфузии органов предпринимались Эдуардом Лобелем в 1849 году.

Далее, в 1885 году, физиолог Макс фон Фрей смастерил аппарат, по своим характеристикам соответствующий сердечно-легочной машине, то есть он собрал ранний прообраз аппарата искусственного кровообращения.

Еще через 10 лет, в 1895 году, Оскар Лангендорф придумал простой метод перфузии органов. Он взял резервуар, приделал к нему трубочку, трубочку присоединил к органу, жидкость проходила через орган под действием гравитации. Проще простого. 

 

zion
ФОТО: ras.ru

Цион Илья Фаддеевич – русский физиолог. Окончил Берлинский университет (1864). Профессор Петербургского университета (с 1870) и Медико-хирургической академии (с 1872). Под руководством Циона получил первую специализацию по физиологии И. П. Павлов.

В 1899 году (еще через 4 года) наш соотечественник Илья Фаддеевич Цион при помощи этого аппарата поддерживал работу сердца лягушки в течение 48 часов.

Кстати, за 41 год до этого, в мае 1858 года в своей лекции для Королевской коллегии хирургов Англии известный нейрофизиолог того времени Шарль Броун–Секар утверждал, что ему удалось восстановить определенные функции мозга при помощи перфузии крови через сосуды отделенной от тела головы.

Я выборочно перечислил видных научных деятелей того времени, всех мне не охватить, но работы большинства своих современников обобщил один хирург из Франции по имени Алексис Каррель. Его труды по разработке техники наложения сосудистого шва и трансплантации сосудов и органов стали настоящим краеугольным камнем современной трансплантации и в 1912 году он получил Нобелевскую премию. Конечно же были те, чьи работы способствовали успеху А. Карреля, но писать про них я не буду, потому что историческая справка и без того уже затягивается.

Алексис Каррель — отец современной трансплантации (ненастоящий):

Настоящим отцом современной трансплантации считают Владимира Петровича Демихова, но на момент вручения Каррелю Нобелевской премии, Владимира Петровича еще не было на свете.

XX век, первые операции

Итак, был разработан сосудистый шов, вот он кстати:

sosud
ФОТО: medbe.ru

Появилась возможность сшивать между собой сосуды и тут пошло–поехало.

Эмерих Ульман первым успешно пересадил почку собаке в 1902 году, безуспешно попытался пересадить свиную почку человеку и прекратил свои эксперименты. Кстати в то же время русский физиолог А.А. Кулябко вовсю экспериментировал с оживлением сердца.

Матье Жабулей в 1906 году провел две операции по пересадке почек от свиньи и козы разным людям, пытаясь вылечить почечную недостаточность. Он даже утверждал, что органы какое-то время функционировали, что не могло быть правдой. Увы, обе пациентки умерли.

Первая в мире успешная пересадка почки от человека человеку была сделана советским хирургом Ю.Ю. Вороным в апреле 1933 года. Тогда еще не знали, что такое явление, как тепловая ишемия, не переносится органами и, конечно, почечная функция не восстановилась, к сожалению, больная умерла спустя 2 дня. Тем не менее, это было доказательством состоятельности клинической трансплантации целых органов. Ведь до этого говорили лишь о пересадке кусочков тканей.

После того переломного момента в течение довольно короткого промежутка времени примерно в 50 лет были выполнены впервые все виды трансплантаций, сначала в эксперименте В.П. Демиховым, а затем разными людьми в клинике.

Владимир Петрович Демихов

demehov
ФОТО: sekretmira.ru

Владимир Петрович Демихов – учёный-экспериментатор, основоположник мировой трансплантологии. В 1946 году Демиховым впервые в мире было успешно пересажено собаке второе сердце, а вскоре он смог полностью заменить сердечно-лёгочный комплекс, что стало мировой сенсацией.

В.П. Демихов, был человеком сложной и трагической судьбы. За пионерские идеи и работы ему сначала все дали, потом всего лишили и вдобавок покрыли позором

Выдающиеся эксперименты перечислены тут.

В 1960 году он написал первую в мире монографию по трансплантации “Пересадка жизненно важных органов в эксперименте” — главный труд его жизни. Переведена на другие языки, издана в США и Европе. А в СССР эту работу практически не заметили, более того, его лабораторию в это же время пытались закрыть, из-за “шарлатанства”. Защитить свою монографию ему на основном месте работы в 1-м Московском мединституте не давали и он был вынужден перейти в НИИ скорой помощи им. Н.В. Склифосовского, где ему выделили место для лаборатории:

“В реальности это было помещение в подвале площадью 15 квадратных метров, половину которого занимала аммиачная установка и шкаф с препаратами. Плохое освещение, сырость, холод. Оперировали при свете обычной лампы, аппаратуры никакой, самодельный аппарат искусственного дыхания, да списанный кардиограф. Вместо компрессора — старый пылесос. Под самыми окнами “лаборатории” кочегарила котельная, заполняя помещение едким дымом. Помещения для животных не было, животные ели, пили, принимали лекарства и процедуры и оправлялись тут же, в “лаборатории”.

В 1963 году диссертацию все-таки приняли к защите в ученом совете МГУ на соискание ученой степени кандидата биологических наук. После успешной защиты и выступления оппонентов состоялась острая дискуссия, затем ученый совет единогласно проголосовал “за” — противники В.П. Демихова демонстративно покинули зал. Но кандидатом наук он пробыл всего полтора часа, ученый совет был под таким впечатлением от работы диссертанта, что последовало второе голосование, и Демихов стал доктором биологических наук.

В период с 1963 по 1965 гг. его командой были разработаны методы сохранения изолированных органов в функционирующем состоянии в специальных контейнерах, подключенных к кровеносной системе живого или оживленного “бескоркового” организма. Сохраняли отдельные органы живыми в течение 7 суток (это и сегодня никому не удается).

В 1965 году на форуме по трансплантологии он озвучил идею создания банков донорских органов, предлагая, в частности, помещать человеческие органы (сердца) внутрь живой свиньи, где они могли бы храниться до востребования. Идея подверглась разгрому, была названа “чистой ахинеей”, несовместимой с коммунистической моралью. Тут же зачитали приготовленное заранее обращение в высшие инстанции о лишении Демихова всех научных званий и лаборатории.

Гонения на В.П. Демихова не заканчивались с течением времени, только усиливались, в конечном счете, он перенес инсульт и постепенно терял память. Доживал он вместе с женой в полной нищете, когда даже участковый врач поражался бедности и убогости квартиры выдающегося ученого во время визитов. Владимир Петрович умер в 1998 году, незадолго до смерти его наградили орденом “За заслуги перед Отечеством” 3-й степени за разработку хирургической техники аортокоронарного шунтирования.

Продолжение истории будет опубликовано на следующей неделе, – прим. ред. 

Текст: Доктор N.
Фото на анонсе: Shutterstock

Запись От первого лица: трансплантация органов. История врача впервые появилась Pics.Ru.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх